Александр Пушкин - Цыганы

Разбив близ наших у горы, Две ночи вместе ночевали. Они ушли на третью ночь, — И, брося маленькую дочь, Я мирно спал; заря блеснула; Проснулся я, подруги нет! Ищу, зову — пропал и след. Тоскуя, плакала Земфира, И я заплакал — с этих пор Постыли мне все девы мира; Меж ими никогда мой взор Не выбирал себе подруги, Уже ни с кем я не делил. Алеко Да как же ты не поспешил Тотчас вослед неблагодарной И хищникам и ей коварной Кинжала в сердце не вонзил? Чредою всем даётся радость; Что было, то не будет вновь. Алеко Я не таков. Нет, я не споря От прав моих не откажусь! Или хоть мщеньем наслажусь.

Цыганы (поэма — Пушкин)

Как мотивы преступления, совершённого Алеко, характеризуют героя? Как в приведённом эпизоде проявляется психологизм пушкинской поэмы? Сопоставьте фрагмент поэмы А. Я до сих пор стараюсь объяснить себе, какого роду чувство кипело тогда в груди моей: Я несколько минут смотрел ему пристально в лицо, стараясь заметить хоть лёгкий след раскаяния. Но мне показалось, что он удерживал улыбку.

Страх тайны ещё со мною: / От бури спасшийся пловец и по земле / Ступает . s Руки его дрожали, совесть громко вопияла: «Удержись!» - но страх . Мгновенный страх незаметно и тихо надвигающейся опасности ощутил он» жаркую объемлет; / Невольный страх власы подъемлет; / Болезненный.

Они сегодня над рекой В шатрах изодранных ночуют. Как вольность, весел их ночлег И мирный сон под небесами; Между колесами телег, Полузавешанных коврами, Горит огонь; семья кругом Готовит ужин; в чистом поле Пасутся кони; за шатром Ручной медведь лежит на воле. Всё живо посреди степей: Заботы мирные семей, Готовых с утром в путь недальний, И песни жен, и крик детей, И звон походной наковальни. Но вот на табор кочевой Нисходит сонное молчанье, И слышно в тишине степной Лишь лай собак да коней ржанье.

Огни везде погашены, Спокойно всё, луна сияет Одна с небесной вышины И тихий табор озаряет. В шатре одном старик не спит; Он перед углями сидит, Согретый их последним жаром, И в поле дальнее глядит, Ночным подернутое паром. Его молоденькая дочь Пошла гулять в пустынном поле. Она привыкла к резвой воле, Она придет; но вот уж ночь, И скоро месяц уж покинет Небес далеких облака, — Земфиры нет как нет; и стынет Убогий ужин старика.

Но вот она; за нею следом По степи юноша спешит; Цыгану вовсе он неведом. Он хочет быть как мы цыганом; Его преследует закон, Но я ему подругой буду.

Эмоциональный концепт страх в русской языковой картине мира

Поэмы Цыганы Алеко спит: Он с трепетом привстал и внемлет Всё тихо - страх его объемлет - По нем текут и жар и хлад, Встает он, из шатра выходит, Вокруг телег ужасен бродит; Спокойно всё; поля молчат; Темно; луна зашла в туманы, Чуть брежжет звезд неверный свет, Чуть по росе приметный след Ведет за дальные курганы: Нетерпеливо он идет, Куда зловещий след ведет. Могила на краю дороги Вдали белеет перед ним Туда слабеющие ноги Влачит, предчувствием томим - Дрожат уста, дрожат колени, Идет

Всё живо посреди степей:Заботы мирные семей,Готовых с утром в путь Кто ж от меня его отгонит .. Всё тихо: страх его объемлет.

Разбив близ наших у горы, Две ночи вместе ночевали. Они ушли на третью ночь, - И, брося маленькую дочь, Я мирно спал; заря блеснула; Проснулся я, подруги нет! Ищу, зову - пропал и след. Тоскуя, плакала Земфира, И я заплакал - с этих пор Постыли мне все девы мира; Меж ими никогда мой взор Не выбирал себе подруги, Уже ни с кем я не делил. Алеко Да как же ты не поспешил Тотчас вослед неблагодарной И хищникам и ей коварной Кинжала в сердце не вонзил?

Чредою всем дается радость; Что было, то не будет вновь.

Поэмы » Руслан и Людмила » Посвящение

Тем разительнее полная противоположность их реакций: Конечно, старый цыган — отец, а Алеко — муж, но в данном случае это не имеет существенного значения, ибо читатель уже знает из рассказа самого старого цыгана в восьмом отрывке , что с глубокой печалью, но без всякой злобы он пережил и совершенно аналогичную ситуацию: В то же время параллельные и вместе с тем глубоко контрастные начало и конец поэмы замечательно соотносятся, находятся в непосредственной органической связи с ее общим замыслом — с ее основной идейной концепцией.

В зачине поэмы одинокий Алеко приходит в табор, в финале — табор уходит от Алеко, оказывающегося еще более — и на этот раз уже полностью по своей вине — мучительно и безнадежно одиноким. Если мы последовательно рассмотрим, как сложена и развертывается поэма, мы легко убедимся, что каждый ее отрывок непосредственно связан с предыдущим и последующим, а все они представляют собой единое сочлененное и логически обусловленное целое.

Я подробно остановился на очень четком и точном гармоническом соответствии начала и конца поэмы, составляющем как бы ее периферию, окружность, линию ее внешнего обвода.

Также у Пушкина с предчувствием может быть связан страх: «Все тихо - страх его объемлет - / Могила на краю дороги / Вдали белеет перед ним .

Он хочет быть, как мы, цыганом; Его преследует закон, Но я ему подругой буду. Останься до утра Под сенью нашего шатра Или пробудь у нас и доле, Как ты захочешь. Я готов С тобой делить и хлеб и кров. Будь наш, привыкни к нашей доле, Бродящей бедности и воле; А завтра с утренней зарей В одной телеге мы поедем; Примись за промысел любой: Железо куй иль песни пой И села обходи с медведем.

Сочинение «Драматизированная поэма Пушкина «Цыганы»»

Веду я гостя; за курганом Его в пустыне я нашла И в табор на ночь зазвала. Останься до утра Под сенью нашего шатра Или пробудь у нас и доле, Как ты захочешь. Я готов С тобой делить и хлеб и кров. Будь наш — привыкни к нашей доле, Бродящей бедности и воле — А завтра с утренней зарей В одной телеге мы поедем; Примись за промысел любой:

Вс° тихо - страх его объемлет - По нем текут и жар и хлад, Встает он, из шатра выходит, Вокруг телег ужасен бродит; Спокойно вс°; поля молчат; Темно.

Избушка там на курьих ножках Стоит без окон, без дверей; Там лес и дол видений полны; Там о заре прихлынут волны На брег песчаный и пустой, И тридцать витязей прекрасных Чредой из вод выходят ясных, И с ними дядька их морской; Там королевич мимоходом Там в облаках перед народом Через леса, через моря В темнице там царевна тужит, А бурый волк ей верно служит; Там ступа с Бабою Ягой Идет, бредет сама собой; Там царь Кащей над златом чахнет; Там русской дух И там я был, и мед я пил; У моря видел дуб зеленый; Под ним сидел, и кот ученый Свои мне сказки говорил.

Цыганы (поэма — Пушкин)

Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме"космические угрозы": Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых? Поэмы, сказки Собрание Сочинений в Десяти Томах. Том третий Государственное издательство Художественной Литературы.

В его уме Виденье смутное играет; Он, с криком пробудясь во тьме, Ревниво Все тихо — страх его объемлет, По нем текут и жар в хлад; Встает он.

Разбив близ наших у горы Две ночи вместе ночевали. Они ушли на третью ночь, - И, брося маленькую дочь, Я мирно спал - заря блеснула, Проснулся я, подруги нет! Ищу, зову - пропал и след - - Тоскуя, плакала Земфира, И я заплакал - с этих пор Постыли мне все девы мира; Меж ими никогда мой взор Не выбирал себе подруги - Уже ни с кем я не делил. Да как же ты не поспешил Тот час во след неблагодарной И хищникам и ей коварной Кинжала в сердце не вонзил?

Чредою всем дается радость; Что было, то не будет вновь. Нет, я не споря От прав моих не откажусь! Или хоть мщеньем наслажусь, О нет!

Александр Сергеевич Пушкин

. :

Возлюби страх Божий и шествуй путем его непреткновенно; тогда обретешь Кто боится Господа и соблюдает все заповеди Его, того Господь облечет властию над Как сердобольная матерь объемлет и лобызает детей своих, так Тихо ведет речь свою тать, прелюбодей шепчет, сластолюбец часто.

Читать полностью или распечатать откроется в новом окне Просмотров Цыганы шумною толпой По Бессарабии кочуют. Они сегодня над рекой В шатрах изодранных ночуют. Как вольность, весел их ночлег И мирный сон под небесами; Между колесами телег, Полузавешанных коврами, Горит огонь; семья кругом Готовит ужин; в чистом поле Пасутся кони; за шатром Ручной медведь лежит на воле. Все живо посреди степей: Заботы мирные семей, Готовых с утром в путь недальний, И песни жен, и крик детей, И звон походной наковальни.

Но вот на табор кочевой Нисходит сонное молчанье, И слышно в тишине степной Лишь лай собак да коней ржанье. Огни везде погашены, Спокойно все, луна сияет Одна с небесной вышины И тихий табор озаряет. В шатре одном старик не спит; Он перед углями сидит, Согретый их последним жаром, И в поле дальнее глядит, Ночным подернутое паром. Его молоденькая дочь Пошла гулять в пустынном поле.

Она привыкла к резвой воле, Она придет; но вот уж ночь, И скоро месяц уж покинет Небес далеких облака, - Земфиры нет как нет; и стынет Убогий ужин старика. Но вот она; за нею следом По степи юноша спешит; Цыгану вовсе он неведом. Он хочет быть как мы цыганом; Его преследует закон, Но я ему подругой буд Его зовут Алеко - он Готов идти за мною всюду".

Лунтик и его друзья - 32 серия. Страх